Гелиополис - Город Солнца  Терракотовая армия

Татьяна Латукова. Ведьма в лесу
Детективный роман с приключениями и переодеваниями
(скачать/читать бесплатно)




Эпоха гуманизма - ценность знаний и вера в человека

Эпоха Возрождения провозгласила время новой ценности - вере в большие возможности человека в его земной жизни . При этом вера в Христа не была забыта, и эти две ценности, не тождественные друг другу, стали находиться в единстве и противостоянии как в общественном сознании, так и в душе каждого человека во всей последующей истории европейцев . Мыслителей Возрождения нельзя рассматривать как кабинетных ученых, творящих “истинное учение “. Их целью было научиться жить по-новому, создать не новое мироощущение само по себе, а нового человека.

Довольно часто сейчас гуманизм отождествляется с человечностью, будто в истории не было других форм человечности. Гуманизм противо-поставляется фашизму, коммунизму, всякому диктату над свободой и не замечается при этом, что эти явления возникли в рамках европейской гуманистической культуры. К тому же этот термин появился в начале 19 века в трудах историков, описывающих жизнедеятельность мыслителей 14-15 вв. История свидетельствует о гуманистическом и реформаторском ренессансе, когда, обращаясь в прошлое для “исправления“ настоящего, европейцы (первые - к античному миру, вторые - к раннему христианству) стремились выработать новые ценности. Причем это были не только “дары“ мыслителей, но и результат душевных устремлений жителей того периода. Они созрели для таких “даров “.

Начались эти движения мысли в 14 - 15 вв . во многих местах Европы как религиозные ереси и как стремление понять в очередной раз смысл жизни доступными человеку средствами. Данте начинает “Божественную комедию“ словами: “Земную жизнь пройдя до половины,я очутился в сумрачном лесу“,”лесу” своих душевных терзаний и неустроенности. И автор осуществляет земной, человеческий (хотя и не в земных условиях) путь нахождения истинного смысла бытия . Взяв себе в проводники человеческую мудрость (Вергилия ) и любовь (Беатриче, Биче) он понятным для средневековья образом, погруже-нием в Ад, Чистилище и Рай исследует европейскую историю . И вот итог: “ Но потому, что взор во мне крепчал, Единый облик, так как я при этом менялся сам, себя во мне менял ... Но собственных мне мало было крылий; и тут в мой разум грянул блеск с высот, неся свершенье всех его усилий “. Смысл стремится к тому, кто его жаждет и ищет.

Возрождение обратилось к опыту античности,чтобы найти тот образ жизни, который можно считать достойным человека. Интеллектуалы эпохи истолковывали слова Цицерона “studia humanitata“: “ ревностное изучение всего, что составляет целостность человеческого духа“ (имелись ввиду прежде всего науки античности - грамматика, риторика, поэзия, история, моральная философия), и жизнедеятельность по принципам, почерпнутым из этих наук. Иными словами, речь шла о превращении в самостоятельные ценности знаний, полученных человеком, а значит - и самого человека как созидателя своей земной судьбы . В этом смысл того, что позднее назвали гуманизмом.

Гуманисты стремились насытить свой ум и стиль жизни опытом античности, постепенно переходя от простого заимствования этого опыта к выработке нового убеждения, которым отождествлялось человеческое знание с добродетелью. Духовность, универсальность человека превращалась в чистый культ знаний . При этом часто реалии существовавшего церковного быта, когда обращение к Богу клириков и всех верующих могло сводиться к языческим по сути просьбам о помощи Бога в делах земных, в том числе и корыстных, когда прощение грехов можно было купить за наличные (покупка индульгенций), когда разврат в монастырях стал привычкой, а духовные падения мирян (истолкованные таковыми церковным чиновником) карались вполне физически, отождествлялись гуманистами с сутью самого христианства . “ Все, кто обращается к богам с молитвами, просят прежде всего о том, чтобы и ныне, и в будущем они даровали им и сохраняли бы для них блага, а от несчастий спасали бы и сохранили без усилий воли самих просящих “ ( Л. Альберти ).

Отождествление знания с добродетелью стало той миной замедленного действия, которая явила себя через несколько веков, когда стало очевидным всем, что самое совершенное знание помогает творить зло, несет смерть столь же успешно, как и способствует жизни и добру . И появилась задача обуздания интеллекта . Гуманисты же с непосредственностью неофитов оптимистически оценивали божественные возможности человека исчерпывающим образом определять свою (и, к сожалению, других людей ) счастливую судьбу, опираясь на знание. “ О высшее и восхитительное счастье человека, которому дано владеть тем, что пожелает, и быть тем, кем захочет ... готовы служить ему земля, элементы, животные и небеса, о благе его и спасении пекутся ангелы “ (Пико делла Мирандола) . Божьему суду, правда, часто используемо-му клириками в своих интересах, гуманисты предпочли человеческий суд на Земле в качестве исчерпывающего . Появилась возможность человекобожия . В результате человечество получило не только мировоззренческие мучения Ф . Ницше и Л . Толстого, но и мировоззренческий оптимизм В. Ленина.

И сколько еще вариантов возрожденческой свободы от Божьего суда нам предстоит увидеть ? Уже гуманисты понимали возможность столкновения интересов личности и общества и предлагали осуществлять “гармонию их интересов“ путем разумного (?) подчинения частного интереса гражданскому долгу, принципу коллективного блага, любви ко всему человеческому. Чтобы такое подчинение, осознанное, конечно, как необходимое, осуществлялось, свобода личности должна реализовываться в труде и социальной гармонии .

Странная штука эта свобода на Земле. Вроде бы часто люди ее требуют, иногда даже жертвуя ради нее собой (и другими !) Но при первом же ее осуществлении, даже - размышлении о ней, человек упирается в некоторую необходимость, с которой приходится считаться, даже - нести ответственность перед ней. Как-то примиряешься, не испытывая большой радости, если это необходимость бытия, жизни и смерти. Ну, а если это необходимость, созданная самими людьми, и часто ими вовсе не осознаваемая таковой, к примеру, диктат невежественной толпы над личностью, или принудительное “лечение“ от эгоизма в общественно-полезном труде в одном из многочисленных лагерей всех сортов. Не случайно часто человек предпочитает быть сытым рабом или холуем, нежели свободным бомжом, или героем, чью память чтят после его смерти.

Гуманисты выговаривали себе особое положение в обществе Возможна, желательна созерцательная жизнь в уединении, посвященная научным и литературным трудам . Этой свободой они гордились, противопоставляя себя невежественной толпе . “Образованных мало, в наше время - особенно мало, похвала же черни - позор для образованных “ (Петрарка) . Конечно, столь прямолинейное презрение допустимо лишь для поэта. Поэтому, во-первых, творческая жизнь - тоже общественный долг, а не только лишь следствие свободной воли творца . А во-вторых, предпочтительнее все же активная жизнь в обществе, не созерцание ее ( А. Риннучини .” Диалоги о свободе “). Итак, свободная личность есть образованная личность, а не каждый сотворенный Богом человек . Причем общественные и государственные требования к такой личности по мере развития идей гуманизма ужесточались. Если для Петрарки свобода - в любви к Лауре и жажде славы, то через полтора века для Макиавелли важнее “правильное управление“, которое “заставляет человека разделить участь других в интересах государства “. Для государя же необходимы не “собственно доблесть или удача, но скорее удачливая хитрость“. Он должен “приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением, смотря по надобности“, не кичиться возможностью всех облагодетельствовать, а “примириться со славой скупого правителя“. Необходимо, “когда позволяют обстоятельства, искусно создавать себе врагов, чтобы одержав над ними верх, явиться в еще большем величии“, и вообще “постараться всеми своими поступками создать себе славу великого человека, наделенного умом выдающимся“. Для этого он должен создавать себе соответствующее окружение. Через несколько столетий Дж . Байрон напишет об этом же: “А слава, даже слава Бонапарта, есть детище газетного азарта “

Ну, а какие проступки допустимы для государя? Ведь не может же он состоять из одних добродетелей ! Поэтому следует избегать лишь тех пороков, ”которые могут лишить его государства, а от остальных воздерживаться по мере сил, но не более“. Избегать следует того, что может вызвать ненависть или презрение. Первое - следствие “хищничества и посягательства на добро и женщин своих подданых“. Второе - результат “ непостоянства, легкомыслия, изнеженности, малодушия, нерешительности “. Книга Макиавелли, откуда взяты эти советы, звучит вполне современно.

Ренессанс модернизировал и церковную жизнь в Европе. Особенно решительно это осуществил М. Лютер в начале 16 века в Германии. Реформа осуществлялась под лозунгом: спасение происходит силою “одной только веры“. За внешней абстрактностью формулировки кроется глубокая практическая мысль об освобождении от излишней церковной опеки веры и мышления в целом индивидуума нового времени. Утверждается первичность пути к Богу посредством собственной “умной веры“ перед бездумным, но “правильным” соблюдением форм церковной жизни . Но как личная вера отличит промысел Божий от дьявольских наущений и собственной гордыни? Лютер был уверен в наличии, как небесного дара у человека, честности, совестливости, готовности к нравственным поступкам. Освобождение от формальных пут церковности усилиями собственной воли приведет человека к Богу, ибо Он поможет его стремлениям . Способствовать человеку в обретении личной веры должен священник - просветитель . Лютер обратил себя к подобному служению . Он перевел на родной язык Библию (это был первый в Европе опыт перевода Книги христианства на живой язык верующих христиан), что способствовало как приобщению народа к евангелистской правде, так и формированию национального литературного языка, возникающего в самих недрах народной жизни . Уже при переводе Библии, Лютер решительно отбрасывал неудачные выражения со словами: “ Этого не терпит простой язык ! “ Он же занялся и подготовкой необходимых для дела просвещения священнослужителей . Отныне в лютеранском храме должны сидеть не прихожане, часто не понимающие смысла слов священника, а соучастники процесса постижения Слова Божия. Предшествующие попытки реформации осуждались церковью как еретические . Лютер же сам выступил судьей Ватикана и открыл возможность существования различных христианских церквей.

Гуманисты озвучили то,что было необходимо для такой жизни в середине второго тысячелетия после рождества Христова - для достижения духовной гармонии с вечностью необходима достойно организованная земная жизнь с определенными ценностями.Гуманисты оставили потомкам убеждение в высокой значимости такой земной деятельности, в которой человек как бы становится сотворцом Бога в становлении собственного,человеческого бытия. В этом процессе решающая роль принадлежит индивиду, осознающему свои силы и талантливость, свои возможности и потребность творить свое бытие на Земле. Одаренность человека, его мастерство стало предметом такого же поклонения, как в античности героизм, в средние века - святость. Следующий период истории - новое время впитало в себя ценности античности, средних веков и возрождения.

версия для печати     

Следующая страница: Александрийский маяк

    • Главная   • Интеллектуальное   • История   • Эпоха гуманизма - ценность знаний и вера в человека  


ПОПУЛЯРНОЕ


Главная      О проекте      Контакт      Идея      Правила      Участники      Карта сайта      Размещение информации       

© Geliopolis.ru, 2005-2016. Проект «Гелиополис - Город Солнца»
Информационно-развлекательный портал для широкого круга читателей всех возрастов. Общественные и частные темы, интеллектуально-высокие и повседневно-интересные рубрики, географические обзоры и творческие приложения. История и современность, наука и техника, гуманитарные проблемы, образование и воспитание.

Использование материалов сайта разрешается только в интернете при указании активной гиперсылки на geliopolis.ru и указании авторов.